Костюм и украшения древне-русской женщины. ч. 1

Автор: ReView

Дата: 2016-03-05

Сборник Археологического Музея Высших Женских Курсов в Киеве.

Выпуск II-й. Под редакцией прив.доц. Е.В. Данилевича. Киев 1914 г.
Типография А.Н. Гросман. Владимировская 48. Тел. 5-08.

Жизнь древних славян не прошла безследно. Писменные памятники, оружие, утварь, украшения и другие предметы, уцелевшие от прежней жизни и находимые в курганах,—все это следы древней жизни славян, рисующие нам их быт и нравы. Раскопки курганов, расположенных на территории поселений древнйших славян, знакомят нас с двумя главными погребальными обрядами: трупосожжением и погребением в земле. Курганы с погребением покойника отличаются большим богатством бытового материала, так как предметы, находимые здесь, не подверглись действию огня; в этих курганах сохранились скелеты с остатками одежды и их украшениями. По уцелевшим остаткам можно судить о тканях, составлявших костюм славянской женщины. Покрой же восстановить почти невозможно 1, потому что одежда превратилась в черную, бурую или фиолетовую пыль, облегающую кости скелета. Только в редких случаях на поверхности металлических предметов сохранились небольшие клочки одежды, пропитанные окисью. Такие остатки тканей находились обыкновенно у шеи, и сохранились они блогодаря металлическим застежкам, окислившим их. Благодаря этим находкам, можно утверждать, что в состав одежды славянской женщины входили ткани полотняные, шерстяные и редко шелковые.

1) В. Антонович, Раскопки в земле древлян, стр. 15; его-же, Черты быта рус. славян, стр. 132; Е. Мельник, Раскопки в земле лучан, стр. 495

— 4 —

По археологическим данным курганного периода можно заключить, что женскую одежду составляла сорочка из полотняной материи. Это была нижняя одежда, а верхняя состояла из шерстяной или шелковой ткани, обшивалась воротом из шелковой ленты, перетканной золотыми и серебряными нитками, или из византийской парчи с узорами золотых ниток по шелковой основе 1. На груди одежда имела прореху, оттороченную также узорною тканью. Ворот одежды застегивался на шее застежками, в состав которых входили серебряные или бронзовые пуговицы, кольца или бусы. Пуговицы имели вид шарика с ушком, были бронзовые или из пасты 2 (таб. V, рис. 6). Бусы, служившие застежкою, были различного состава: серебряные, бронзовые, сердоликовые, стеклянные обтянутые золотом, из глинистой разноцветной пасты. В состав застежки входили одна буса или несколько разнородных бус, сгруппированных в виде розетки. Петли были обыкновенно ременные; на пуговицы и бусы они надевались, а в кольца эти петли продевались. Иногда петли украшались узким золотым и крестообразно заплетенным шнурком. Нередко застежки заменялись шнурками или завязками 3.

1) Киевский Городской Музей, витрина 72, № 10453;73, 9117, 9115; В. И. Сизов, Гнездовский могильник, стр. 93; М. Грушевский, иллю-стрированная история Украины, стр. 55, рис. 57, стр. 56, рис. 58; В. Е. Козловская, Славянские курганы и городища, как исторический источник, стр. 32.

2) Киевский Городской Музей, вит. 69, № 1,2,3,4 и след.; В. Б. Антонович, Раскопки ви земле древлян, стр. 16, Е. Мельник, Раскопки в землие лучан, стр. 495; В. Сизов, Гнездовский могильник, стр. 47; Н. И. Булычев. Раскопки верх. притоков Днепра и Волги, таб. IX, рис. З, 19; таб. VIII, рис. 23.

3) Е. Мельник, Раскопки в земле лучан, стр. 495.

— 5 —

Относительно обуви имеется больше сведений, так как в некоторых курганах она сохранилась настолько хорошо, что можно составить ясное понятие как о материале, служившем для её изготовления, так и о форме. Обувь представляла полусапожки с вывороченными голенищами и острыми носками 1. Полусапожки были с подошвой и без неё. В первом случае они состояли из трех кусков, а во втором— из четырех, сшитых четырьмя продольными швами: два по бокам, один вдоль подошвы и один шов по середине верхней поверхности стопы. Материалом служила тонкая кожа или сафьян, подбитый такою же тонкою кожей.

Материал, из которого выделывали предметы украшения, состоял главным образом из серебра, большею частью низкопробного; бронза употреблялась реже, в предметах литых; золото почти отсутствовало 2.

Славянские женщины носили на голове в виде украшения серебряные или бронзовые венчики, имеющие форму городчатой повязки, суживающейся к концам 3. Другой вид венчика состоял из нскольких тонких серебряных и бронзовых колец, нанизанных на валик из березовой коры 4. Третий вид венчика составляла серебряная или бронзовая пластинка одинаковой ширины 5, украшенная кружочками и рубчиками (таб. I, рис. 1). К головному украшению относится также венчик, сделанный из металлической проволоки в виде зигзогов 6 (таб. I, рис. 2).

1) Киевский Городской Музей, вит. 73 № 9107; В. Б. Антонович, Раскопки в земле древлян, стр. 16; Е. Мельник. Раскопки в земле лучан, стр. 495; В. Е. Козловская. Славянские курганы и городища, какисторический источник, стр. 34.

2) Отсутствие золота подтверждается не только курганними находкамн, но и литописцем, который в начале своего труда говорит, что мужья "не кладаху на свои жены златых обручей, но хожаху женьг их во серебре". II. С. Р. Л., Воскресенская летопис, т. VII, стр. 267; Новгородская летопис по Синодальному харатейному списку. С.П.Б. 1888, стр. 2.

3) В. Сизов, Гнездовский Могильник, стр. 48.

4) В. Б. Антонович, Раскопки в земле древлян, стр. 16, 17.

5) Киевский Городской Музей, витр. 62, №1.

6) Киевский Городской Музей, вит. 62, №2.

— 6 —

К четвертому виду относятся венчики в форме рубчатого металлического обруча, украшенного различного рода привесками 1 (таб. I рис. 3). Головные венчики из серебряной пластинки украшались морскими раковинами cyprea moneta, а на висках привешивались височные кольца или бронзовые бубенчики 2. Венчики прикреплялись гвоздиками к какой-нибудь толстой подкладке, например бересте. Концы венчиков не сходились на голове, а связывались шнурками. К головным украшениям относится еще убор, который может быть назван шапочкой 3, так как он надевался на заднюю часть головы. Эта шапочка сделана из шерстяной материи, которая также, как и венчики, прикреплялась к бересте. Наружная сторона шапочки была украшена нашитыми на нее серебряными и бронзовыми колечками и бусами: серебряными, сердоликовыми и стеклянными, обтянутыми золотом.

К головным украшениям можно отнести так называемые височные или волосяные кольца, носимые славянскими женщинами в большом количестве. Волосяные кольца вплетались в косы, которые носились спущенными или укладывались вокругь головы. Кольца были серебряные или бронзовые, сделанные из тонкой проволоки. Наиболее распространенным типом височных колец были обыкновенные кольца из проволоки с неспаянными сходящимися концами (таб. II, рис. 2) 4). Другой тип составляли кольца с отвернутым в обратную сторону ушком (таб. II, рис. 4,5). Третий вид—проволочные кольца с концами, заходящими друг на друга, и свернутые в полтора оборота спирали (таб. II, рис. 1, 3, 6).

1) Киевский Городской Музей, вит. 62, №3.

2) В. Е. Козловская, Славянские курганы и городища, как, историческей источник, стр. 35; Киевский Городской Музей, витр. 64 и 65.

3) В. Б. Антонович. Раскопки в земле древлян, стр. 17.

4) Е. Мельник. Раскопки в земле лучан, стр. 497; Киевскей Городской Музей, №№ 997, 10262, 10272, 925, 10260, 10410; Н. II. Булычев, Раскопки верхних притоков Днепра и Волги, таб. V, рис. 2,3.

— 7—

Носили еще кольца витые из проволоки в виде жгута, сплетенные в виде косы и суживающияся к концам (таб. II, рис. 7, 8), а также сделанные из тонкой пластинки со связанными концами1). Волосяные кольца делались из более чистого серебра и большею частью представляли правильный круг2).

Кроме височных колец, славянские женщины носили во множестве ушные серьги, из которых большинство, по своей величине и тяжести, не могло быть носимо в ушах, а потому их вплетали в волосы или надевали на тонкий ремешок, при чем бронзовые и серебряные чередовались между собой, а серьга с привеской или бусой находилась посредине, и в таком виде этот ремешок надевался на ухо. Кроме ремешков, были в употреблении и наушники в форме небольших кружков, сделанных из тонкой цветной кожи; по краям их были сделаны маленькие отверстия для серег, продевавшихся в них в таком же порядке, как и на ремешок, а потому эти серьги еще иначе назывались наушницами, или заушницами3). Самой распространенной и упрощенной формой серьги было кольцо из тонкой серебряной или бронзовой проволоки, концы которой были неспаяны и сходились4). Кольца были круглые и согнутые так, что представляли или неправильный овал или как бы закругленный в средний угол (таб. III, рис. З)5). Эти кольца, будучи сделаны из тонкой проволоки, продевались в ушную раковину, иногда даже по два экземпляра. В большем же количестве эти серьги украшали собою наушники.

1) Е. Мельник. Раскопки в земле лучан, стр. 497; В. В. Антонович, Раскопки в земле древлян, стр. 16; его-же, Черты быта русских славян, стр. 133.

2) Е. Мельник. Раскопки в земле лучан стр. 496.

3) Мельник. Раскопки в земле лучан, стр. 497.

4) В. Б. Антонович. Быт русских славян, стр. 132: "славяне не обладали умением спаивать металлы; так, напр., кольца, согнутые из проволок, не спаяны, концы их или остаются свободными, или связаны узлами; пластинки в случае нужды скреплялись гвоздиками".

6) В. Б. Антонович. Раскопки в земле древлян, стр. 17.

— 8 —

Другой вид серег, характерный для славянской эпохи, составляют неспаянные кольца из более толстой серебряной проволоки; у них один из неспаянных концов отогнут назад, плоско расклепан и согнут в ушко так, что представляет собою сплюснутую латинскую букву S (таб. III, рис.4)1). Более сложны и интересны появившиеся уже в конце языческой эпохи серьги проволочные, на которые надето по одной, две и три бусы из пасты или из массивных металлических шариков в виде розетки (таб. II, рис. 8; таб. III, рис. 5). В серьгах с бусами можно видеть прототип киевской серьги великокняжеского периода,—от этих последних они отличаются только своим меньшим размером. Бусы, украшавшие эти серьги, бывали ажурные и гладкие, усыпанные зернью, или же узловые, связанные из филигранной проволоки2). Более редкой в языческую эпоху является серьга, представляющая широкое кольцо из более толстой серебряной проволоки, с ушком на одном конце и с привескою посредине из крупных и мелких шариков, которая напоминает собою стилизованное подобие виноградной кисти. Эти серьги носили на головной повязке или на наушниках3). Археологические данные указывают еще один тип серег, состоящих из серебряной проволоки, на которую надеты два конуса, соединенные основаниями4).

1) В. Б. Антонович. Раскопки в земле древлян, 17; его-же, Черты быта русских славян. стр. 133; Е. Мельник. Раскопки в земле лучан, стр. 497; Н. П. Булычев. Раскопки верхних притоков Днепра и Волги, таб. V, рис. 2, 3; Б. И. Ханенко, Древности приднепровья, в. V, таб. 23. рис. 857—8, 842—3.

2) Е. Мельник. Раскопки в земле лучан, стр. 497; В. Сизов, Гнездовский могильник, стр. 52; Н. П. Булычев. Раскопки по части водораздела верхних притоков Днепра и Волги, 1903 г., таб. IV, рис. 16, 10.

3) Е. Мельник. Раскопки в земле лучан, стр. 497.

4) Киевский Городской Музей, вит. 9, № 13756; В. Б. Антонович. Быт русских славян, стр. 133; Е. Мельник. Раскопки в Харьков. губ., стр. 24; Б. И. Ханенко. Древности Приднепровья. в. V, таб. XXIV, рис. 915.

— 9 —

Женщины курганного периода носили в виде украшения также гребни, сделанные из костяной пластинки с тонкими зубьями1); вверху гребни были немного выгнуты и охватывались костяными дужками; с обеих сторон дужки прикреплялись бронзовыми штифтиками. Поверхность дужки украшалась узором в виде поясков, ромбиков, рубчиков или изображений змей, длинные туловища которых представляли плетения. Гребенки отличались изяществом и сравнительной тонкостью работы.

Шея славянской женщины украшалась гривнами, привесками, монистом. Гривны имели форму неспаянного обруча2), суживающогося к концам и застегивающегося завитками в виде сгибня и наглавника, в него входящого. Сделаны гривны из проволоки толстой, гладкой, или кованы на несколько граней; часто гривны имели вид жгута, винта или были сплетены в виде косы (таб. IV, рис. 2, 3, 4, 5). Гривны были серебряные, бронзовые и нередко железные. Железная гривна, имея простую и грубую форму и не оправдывая своего назначения в таком виде, украшалась плетениями из шерстяных и шелковых нитей или из золотой и серебряной канители; плетения удерживались рубчиками, сделанными на гривне8).

1) В. Сизов, Гнездовский могильник, стр. 54 и 89; Б. И. Ханенко. Древности Приднепровья, в. V, таб. XVI, рис. 283.

2) Новгородская летопись по Синод. харат. списку, стр. 2; Воскресенская лит., т. VII, стр. 267: „не кладаху на свои жены златых обручей"...

3) В. Сизов. Гнездовский Могильник, стр. 48; В. Б. Антонович. Быт русских славян. стр. 133; гр. Толстой и Кондаков, вып. V, стр. 49; Киевский Городской Музей, вит. 7, № 13570, 13571, 72-80; Б. П. Ханенко, Древности Приднепровья, вып. V', таб. XXI, рис. 1078, 77, 85; таб. XXII, рис. 1081—1084; таб. XXX, рис. 1086, 87, 88.

— 10 —

Обычным украшением шеи является ожерелье, состоящее из самых разнообразных бус. Наиболее красивое ожерелье составляли серебряные бусы, имеющия круглую форму, сделанные из листового серебра и покрытые рядами крупных серебряных же шариков (зернью)1). Другого рода бусы состояли из множества связанных ниток, тонких серебряных и густо усеянных серебряным бисером. Серебряное ожерелье состояло также из розетчатых бус, представляющих собою цилиндрики, покрытые бисером или рядами серебряных шариков (таб. V, рис. 9, 10, 11, 12). Ажурные бусы, цилиндрической или овальной формы, составляющие третьего рода монисто, сплетены из серебряной проволоки и усыпаны бисером. Бусы в форме боченочков сделаны из тонкой серебряной пластинки, на концах покрыты тоненьким серебряным шнурочком, а посредине украшены ромбиками или треугольниками из мельчайшего бисера. Сплошные и гладкие бусы делались из чистого серебра, а бусы ажурные—из низкопробного2). В наибольшем же количестве мониста состояли из стеклянных бус. Самое видное место между стеклянными бусами занимают бусы, имеющие форму цилиндриков белого цвета, покрытых тонкою пластикою золота или серебра и обтянутых поверх тонким слоем стекла; подобные бусы иногда спаивались по две (таб. VI, рис. 5,6, 7, 8). Двойные бусы, кроме золотистого, отличались голубовато-зеленым и желтым цветами. Стеклянные бусы крупного размера имют форму гладких или рубчатых шариков, иногда сдавленных и напоминающих форму дыни (таб. V, рис. 7, 8); рубчатые бусы обыкновенно были темно-синего цвета или красного, а иногда — прозрачные. Круглые бусы делались из горного хрусталя (таб. VI, рис. 9). Сердоликовые бусы, входившие в состав ожерелья, почти все были граненые и шлифованные в виде призм, додекаэдров, столбиков, балясников и т. д. (таб. VI, рис. 10, 11).

1) В. Б. Антонович. Раскопки в земле древлян, стр. 18; Н. И. Булычев. Раскопки верхних притоков Днепра и Волги, таб. V, рис. 18; таб. XI, рис. 22-23.

2) Е. Мельник. Раскопки в земле лучан, стр. 497; В. Б. Антонович. Раскопки в земле древлян, стр. 18.

— 11—

Нередко ожерелье составляли бусы из глинистой пасты или каменистой; они отличались крупным размером, бывали всевозможных цветов, часто с инкрустациями; более же обычными из них являются бусы бледно-розового цвета или желтого с полосками или глазками другого цвета; по форме своей глиняные бусы представляют: шарики, многогранники, додекаэдры, призмы и т. д. (таб. V, рис. 13; таб. VI, рис. 14). Янтарные бусы, круглые или граненые, редко составляли монисто; как украшение они были носимы в очень небольшом количестве,—их скорее можно отнести к привескам. Бронзовые бусы были розетчатые; они состояли из рядов крупных бронзовых шариков или представляли цилиндрики, покрытые бронзовой зернью1). Славянские женщины в большом количестве носили раковины, нанизанные или в виде отдельного ожерелья или в перемежку с бусами, при чем средняя выпуклая часть раковины была срезана, а по бокам просверлены дырочки для нанизывания2).

К монисту привешивались различные привески в виде лунниц, крестиков, медальонов, колечек и т. п. Серебряная или бронзовая лунница представляла собою опущенный вниз рогами лунный серп3) и была украшена подобием саженого жемчуга или различными узорами посредством накола и сканных нитей (таб. V, рис. 1, 2).

1) В. Б. Антонович. Раскопки в земле древлян, стр. 17; В. Сизов, Гнездовский могильник, стр. 52, 53; Е. Мельник. Раскопки в земле лучан, стр. 497; Киевский Город. Музей, шк.. №1: 1397—1400; 13884—98; Б. И. Ханенко. Древности Приднепровья, в. V, таб. XXXIV, рис. 1281, 1282, 1291, 1287,1294, 1289; Н. И. Булычев. Раскопки верхних притоков Днепра и Волги, таб. II, рис. 13, 15; таб. III, рис. 13, 14; таб. V, рис. 17; таб. VIII, рис. 25.

2) В. Б. Антонович. Раскопки в землие древлян. стр. 18; Киевский Городской Музей, вит. № 63.

3) Киевский Городской Музей, вит. 69, № 1286 и др.; Б. П. Ханенко, Древности Приднепровья, в. V, таб. XVII, рис. 395. 386, 392 и др. Классификацию лунниц см. в статье В. В. Гольмстен, Лунницы Императорского Российскаого Исторического Музея (Отчет этого музея за 1913 год).

— 12—

Медальоны имели круглую форму1) и часто украшались изображениями листьев, зверей и различныхе плетений. Медальоны ажурные имели вырезанный в средине полумесяц, равноконечный крестик и подобные фигурки (таб.V, рис.5). К ожерелью привешивались иногда, вместо медальона, византийския монеты с припаянным ушком для продевания. Привески в виде рубчатого колечка имеют пронизки (таб. V, рис. 4); некоторые привески состоят из четырех плоских рубчатых колечек, своими соединениями образующих в средине крестообразный, а по краям серцевидный узор. Привески - крестики были всегда прямоугольны и равноконечны (таб. V, рис. 3). Привески делались из серебра или бронзы2).

Украшением груди служили также цепи3), которые состояли из колец, иногда очень густо плетенных4), и были сделаны из бронзы, серебра и редко золота (таб. VI, рис. 12).

К цепям привешивались коробочки, таке называемые, капторги. Они были сделаны из серебра или бронзы, меди или железа. К капторге приделано колечко, которым прикреплялся нож небольших размеров5).

1) Б. И. Ханенко. Древности Приднепровья, в. V. таб. XVII, рис. 307, 368, 371, 374 и пр.; таб. XVIII, рис. 252, 224; В. Е. Козловская, Славянские курганы и городища, как историч. нсточник, стр. 37; Киевский Городской Музей, вит. № 55. № 6350; шкаф 11, № 10291, 10293, 2974, 10966.

2) В. Б. Антонович. Быт русских елавян, стр. 134; В. Сизов. Гнездовский могильник стр. 47 и сл.; К. Мельник. Раскопки в земле лучан, стр. 497.

3) Ибн-Фодлан, арабский писатель X столетия, описывая домашний быт Руссов, говорит: "на шее они» (славянские женщины) имеют золотые и серебряные цепи, ибо когда муж имеет 10,000 диргемов, делает оне жене цепь, когда имеет 20,000 диргемов, делаеть он ей две цепи... Лучшее украшение у них зеленые бусы из тех бус, которые бывают на кораблях; они нанизывают ими ожерелья своих жен (Гаркави, Сказания мусульманских писат.). Стрекалов, стр. 4.

4) Киевский Городской Музей, вит. 11, № 13893.

5) Ибн-Фодлан: "каждая их женщина имеет на груди прикрепленную коробочку из железа-ли или меди, из серебра или из золота, смотря по состоянию мужа и по его имуществу, в каждой же коробочке есть кольцо к коему прикрикреплен нож также на груди". (гр. Толстой и Н. Кондаков, Русские древности, вып. V, стр. 159).

— 13 —

К числу более редких женских украшений можно отнести фибулу или пряжку, которою носили на груди или на плечах. Фибулы были сделаны из серебра, бронзы и редко из железа. Фибула имела разнообразную форму: сердцевидную, подковообразную, круглую, четыреугольную. Выпуклая посредине пряжка, или фибула1), украшалась по краям черточками или рубчиками, а на выпуклой части ее накладывалась ажурная покрышка. Фибулы покрывались всевозможными плетениями, звериным и лиственным орнаментом, исполненным посредством накола, скани или филиграни, иногда даже чернью.

Руки славянских женщин украшались металлическими браслетами2), сделанными из пластинки, покрытой, посредством накола, различными узорами и постепенно суживающейся к концам, которые заканчивались или плоскими закруглениями, или узлами3). Другой вид браслетов состоял из проволоки4), бронзовой или серебряной, скрученной жгутом или отлитой на подобие жгута, с неспаянными и расплющенными концами, украшенными рисунком (таб. III, рис. 6). Третий вид браслета состоял из толстой круглой и гладкой проволоки, с неспаянными утонченными концами (таб. III, рис. 7), иногда закрученными в виде двух завитков или спиралей.

1) В. Сизов, Гнездовский могильник, стр. 35 и сл.

2) Ибн-Фодлан, описывая церемонию убиения девушки, говорит: „ее повели к судну, она сняла запястья, бывшие на ней, и подала их старой женщине, называемой ангелом смерти" (С. Стрекалов, Русские историч. одежды, стр. 4). Б. Ханенко. Древности Приднепровья, вып. V, таб. XXI, рис. 403; Н. И. Булычев. Раскопки по части водораздела верхних притоков Днепра и Волги, 1903 г., таб. III, рис. 5, 6, 11; таб. VIII, рис. 14. 16. 10; таб. XI, рис. 24.

3) В. Б. Антонович. Быт русских славян, стр. 134; В. Сизов. Гнездовский могильник, стр. 51; Б. Ханенко. Древности Приднепровья, вып. V, таб. XXI, рис. 403.

4) В. Б. Антонович. Быт русских славян, стр. 134; Б. Ханенко. Древности Приднепровья, вып. V, таб. XXI, рис. 1000, 1059, 1063; Н. II. Булычев. Раскопки верхних притоков Днепра и Волги, 1903 г., таб. III, рис. 5, 6; таб. VIII, рис. 6, 10, 14, 16.

— 14 —

Гладкие браслеты украшались привесками посредством металлических колечек1). Руки украшались также стеклянными браслетами2), сделанными в виде жгута и спаянными (таб. IV, рис. 1).

Пальцы рук украшались кольцами или перстнями. Кольца сделаны из круглой тонкой проволоки, серебряной или бронзовой, изредка золотой, с неспаянными концами, которые заходили друг на друга (таб. VI, рис. I)3). Часто перстни имели вид жгута из нескольких проволок, с утолщением посредине, а к концам жгут становился тоньше, и иногда концы перстня сливались вместе (таб. VI, рис. 2); такую же форму имели и гладкие кольца. Третий тип—кольца, сплетенные из тонкой проволоки в виде косы или в виде панцирной цепочки; концы этих колец плоско расклепаны. Наиболее интересными являются кольца из серебряной, постепенно суживающейся пластинки так, что концы ее переходят в тонкую проволоку и связываются узлами или охватывают сердолик, оправленный в серебро (таб. VI, рис. 3); пластинки покрыты узорами посредством наколов. Иногда к кольцу из тоненького серебряного обручика приделывался щиток (таб. VI, рис. 4) с наложенною массивною розеткой, покрытою чернью или серебряными же массивными шариками4).

1) В. Б. Антонович. Быт русских славян, стр. 134; его-же, Раскопки в земле древлян, стр. 17; В. Сизов, Гнездовский Могильник, стр. 51; Киевский Городской Музей, вит. 8, № 13685, 86, 84; вит. 70, № 15241.

2) Киевский Городской Музей, вит. 70, № 15208, 14002; Б. Ханенко, Древности Приднепровья, вып. V, таб. XXXVI, рис. 1290, 1296.

3) Е. Мельник, Раскопки в земле лучан, стр. 498; Б. Ханенко, Древности Приднепровья, вып. V, таб. XXIII, рис. 861, 862; Н. И. Булычев, Раскопки по части водораздела верхних притоков Днепра и Волги. 1903, таб. IX, рис. 10, 11; таб. VIII, рис. 11, 19, 20, 21.

4) Е. Мельник, Раскопки в земле лучан, стр. 498; В. Б. Антонович, Раскопки в земле древлян, стр. 17; Киевский Гор. Музей, вит. 69, № 14831—33, 13668, 13658, 13639; Б. Ханенко, Древности Приднепровья, в. V, таб. XXIII. рис. 1034. 423 и др.

— 15—

Таким образом, блогодаря богатству археологического материала, мы имеем возможность познакомиться с одеждой, насколько возможно ее восстановить, и с украшениями женщины славянской или дохристианской эпохи. При этом с украшениями, блогодаря их относительной сохранности, можно познакомиться довольно подробно. Отличительными чертами украшений славянской эпохи является почти полное отсутствие золота, исключительное преобладание серебра, отсутствие дрогоценных камней и цветных накладок; их заменяют работа сканная, филигранная, накол и редко чекан. Главную же особенность в украшениях данного периода составляет преобладание широкого азиатского, или восточного влияния, которое было занесено путем торговых сношений с Востоком: с Персией, Аравией, Средней Азией, Малой Азией и Кавказом. Археологические раскопки на Востоке показывают нам, что у восточных народов были те же цепи, те же подвески в виде лунниц, такие же гривны с наглавниками, и такие же пластинчатые браслеты, серьги и бусы всех видов, какие встречаются в славянских курганах1). В X—XI веках в древнюю Русь вместе с христианством проникает и византийское влияние, вследствие чего выработанные славянами формы быта значительно видоизменяются. Входя в торговые или военные сношения с Византией, русские князья заимствовали чины византийского императорского двора, соответствующие этим чинам одежды и знаки отличия. Одежда великокняжеского времени отличается богатством и торжественностью; в украшениях костюма появляется в большом количестве золото; золотые и серебряные изделия покрыты чернью и эмалью.

1) В. П. Сизов, Гнездовский могильник, стр. 48 и сл.; Е. Н. Мельник, Раскопки в земле лучан, стр. 511; гр. Толстой и Кондаков, Русские древности, стр. 19, 21, 25, 53; В. Е. Козловская. Славянские курганы и городища, стр. 19—20; М. В. Довнар-Запольский, История русского народ. хозяйства, стр. 113; T. J. Arne, La Suede et l'Orient (Archives d'etudes orientales, publiees par J.-A. Lundell. Vol. 8. UpsaL 1914, pag. 18—231).

— 16 —

Христианство вытеснило древнее языческое погребение, поэтому с женской одеждой и украшениями велико-княжеского периода мы знакомимся из обозрения предметов, находимых случайно или сохранившихся в древних христианских храмах.

Обычную принадлежность женского костюма христианской или княжеской эпохи составляла туника, или хитон1): это было нижнее платье, обыкновенно голубого или красного цвета, отличающееся узкими, длинными рукавами, всегда заправленными в поручи. Подол туники украшался или широкою золотою полосою, или золотыми каймами, убранными камнями, или бахромою из крупных жемчужин по подолу. Верхняя одежда, называвшаяся далматикою2), выходного характера, но не церемониального значения, отличалась от туники лучшею цветною материею и широкими рукавами, которые имели почти двойную длину и, будучи завязаны на руке выше локтя, спускались широким рукавом, на подобие буфа, под локтем, а затем у запястья суживались и стягивались наручами из золотой парчи.

Голова замужних женщин обыкновенно окутывалась мафорием3), или покрывалом, сделанным из цветной шелковой материи, называемой фатой, и спускавшимся на плечи; иногда, в виде бахромы, мафорий окаймлялся кораллами в ворворках. К женским головным уборам нецеремониального значения относится также чепец, или волосник4), деланный из тонкой шелковой материи и стянутый вокруг головы шнурком; обходя вокруг всего овала, он наглухо закрывал волосы; перед чепца представлял собою как бы валик, — это делалось по византийской моде.

1) Н. Кондаков. Изображение русской княжеской семьи, стр. 30, 35, 107; гр. Толстой и Н. Кондаков. Русские древности, вып. IV, стр. 122.

2) Н. Кондаков. Изображение рус. княж. семьи, стр. 38, 39, 107; гр. Толстой и Кондаков, Р. др., в. IV. стр. 145,

3) Н. Кондаков. Изображение рус. княж. семьи, стр. 10, 27, 30. 33, 38, 108; Н. Кондаков и гр. Толстой, Русския древности, вып. IV, стр. 122, 155.

4) Н. Кондаков, Изображение рус. княж. семьи, стр. 16, 33, 112.

— 17 —

Вместо чепца иногда надевалась шапочка из золотной материи, вышитая жемчугами и усаженная дрогоценными камнями1). Поверх чепца или шапочки надевался повой, иначе называемый убрусом2). Повой представлял полотенце, расшитое или вытканное различными полосами и употреблявшееся для покрывал замужних женщин. Большею частью повой употреблялся из полосатого восточного фуляра. Восточная пестрая чадра обвивалась вокруг головы и шеи, а затем ниспадала на спину.

В торжественных случаях надевался костюм более сложный, богатый и пышный. Верхняя одежда — дельматикий8), соответствовавшая мужскому дивитисию, имела очень широкие и открытые рукава, почти спадающие до пола; облачение это делалось из узорчатых византийских материй и украшалось по подолу широким бордюром, усаженным дрогоценными камнями и жемчугом. Дельматикий украшался бармами4), или оплечьем, т.е. круглым воротником из золотой парчевой материи, усаженной дрогоценными камнями и унизанной жемчугом. Необходимою принадлежностью роскошного женского костюма являются наручи, или поручи5), украшающие руку у запястья и обыкновенно заканчивающие рукава нижней одежды. Наручи делались из золотой парчи и были украшены по краям жемчугом, а посредине—дрогоценными камнями.

Женщины, принадлежащие к первому чину, так называемому «опоясанных», или «лоратной патрицианки», носили поверх дельматикия парадное одеяние: «лорон», или лор 6), т.е. широкий шарф, или плат, из целого куска парчевой материи, которою окутывалось тело поверх одежды: одним концом лор полагался на правое плечо и по груди, проходя наискось, и спускался спереди к ногам, конец его с правого плеча проходил назад под правою рукою, перекрещивал грудь, переходя на левое плечо, протягивался затем по спине, выпускался из-под правого рукава, как бы образуя широкий пояс, перевешивался, наполовину перегнутый, через левую руку и висел с нее другим свободным концом.

1) Н. Кондаков. Изображение рус. княж. семьи, стр. 30, 112; Н. Кондаков и Толстой, Русския древ., вып. IV, стр. 138.

2) П. С. Р. Лет., т. III. стр. 1, под 1010 г.: "и рече Ярослав дружине: знаменайтеся. повивайте себе убрусы голов". Н. Кондаков, Изображение рус. княж. семьи, стр. 112.

3) Н. Кондаков, Изображение, стр. 107, 108.

4) Н. Кондаков, Изображение. стр. 38, 39.

5) Н. Кондаков, Изображение, стр. 10, 38, 103, 107.

6) Н. Кондаков, Изображение стр.16, 38, 103, 107; Н. Кондаков и Толстой, Русские др. вып. IV стр. 155, 145.

— 18 —

Лор был унизан жемчугом и дрогоценными камнями. Платье опоясывалось широким, богато украшенным драгоценными камнями, поясом1). К поясу привешивался белый лентий, или плат, украшенный бахромою2). К числу женских парадных украшений относится форакий3), составляющий принадлежность женских лоров. Форакий представляет овальный, заостренный книзу, щиток, длиною от пояса до колен, сделанный, из тяжелой парчевой материи. Форакий пристегивался вверху к поясу, а снизу к лору, притом слегка в боковом направлении, и поэтому обыкновенно располагался наискось. Поверх дельматикия в торжественных случаях надевалась мантия, называвшаяся иначе хламидой, ризой, или корзном4). Мантия представляла плащ, охватывающий сзади всю фигуру, а на груди застеги-вающийся фибулою. Мантия шилась из толстой парчевой, несгибающейся в складки, материи, золотого, пурпурового или малинового цвета; подол ризы украшался широким золотым галуном или широкою золотною полосою, набранной дрогоценными камнями; подбой мантии делался из горностаевого меха.

1) II. С. Р. Л. Ипатьевская летоп., стр. 914, под 1288 г.: "и розда убогим имение свое, все золото и серебро, и камение дорогое, и поясы золотые отца своего, и серебряные". Кондаков, Изображение, стр. 38, 104.

2) Н. Кондаков и Толстой, Русские древности, вып. IV, стр. 122.

3) Н. Кондаков, Изображение, стр. 108.

4) Ипатьевская лет., стр. 565, под 6770 г.: "поидоша на бояре и боярыне изрядившеся в брачные порты и ризы". Н. Кондаков, Изображение рус. княж. семьи, стр. 16,30,38, 112; Н. Кондаков и Толстой, Русския древности, в. IV, стр. 55; Рецензия А. И. Соболевского на труд Л. Нидерле (Журнал Министерства Народного Просвещения, 1914 г., август, стр. 356).

— 19 —

Мантия, вышитая кругами с изображениями в них орлов, носила специальное, заимствованное из Византии, название «орлов» и входила в число высших сановных облачений.

Женскую обувь, в княжеском быту, составляли красные сапожки1), часто вышитые и орнаментированные жемчужными обнизями. Сначала красные башмаки являлись исключительною принадлежностью императорского сана или особи царской фамилии, но, с течением времени, многие вьисшие чины стали носить красную обувь2). На голове, поверх мафория или покрывал, женщины носили меховые шапки в форме конуса3). Точно также платья или подбивались мехом, или опушались им от подола до колен4).

Голова замужней женщины, поверх мафория или фаты из легкой материи, украшалась башенообразной короной5). Венец, соответствующий позднейшему кокошнику, делался из золотной материи; по верху венец был разделан зубчатыми треугольниками, между которыми укреплены дрогоценные камни, называемые «лалами», или большие жемчужины. Формы венцов разнообразились в рисунках, по вкусу, зубцами, киотцами и стрелками, на которых сидели жемчужины и камни. Венец употреблялся издревле, но не в башенообразной форме, а в форме золотого обруча с лучевым верхом, и такая корона называлась стеммой6).

1) Н. Кондаков, Изображение рус. княж. семьп, стр. 16, 30.

2) Н. Кондаков, Изображение рус. княж. семьи, стр. 16, 30; Н. Кондаков и Толстой, Русские древ. в. IV. стр. 155.

3) Н. Кондаков, Изображение рус. княж. семьи, стр. 38; Н. Кондаков и Толстой, Русския древ., в. IV, стр. 144.

4) Н. Кондаков, Изображение рус. княж. семьи, стр. 98. 30.

5) Н. Кондаков, Изображение, стр. 16, 27. 30, 38, 83, 108, 112; Н. Кондаков и Толстой, Русския др., вып. IV, стр. 155. 6) Н. Кондаков, Изображение, стр. 38.

Читать далее Костюм и украшения древне-русской женщины.

Просмотров: 1058

Прическа

Одежда

Аксессуары

Ювелирные украшения

Стиль жизни

Костюм и украшения древне-русской женщины. ч. 4

Костюм и украшения древне-русской женщины. ч. 3

Костюм и украшения древне-русской женщины. ч.2

Костюм и украшения древне-русской женщины. ч. 1

Дары волхвов. О. Генри